Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:04 

Fairy Tail. Забыться

Sombelly
Живет на Севере такая красота, один лишь взгляд ее - и гибнут города ©
Название: Забыться
Автор: Эрриэм
Бета: нет
Фендом: Fairy Tail
Дисклаймер: Х. Машима
Персонажи: Гаджел/Джувия
Жанр: angst, drabble
Рейтинг: R
Размешение: запрещено
Саммари:
Прийти домой к Гаджилу, плакаться, а затем, в порыве отчаяния, пытаться забыть Грея.

Гаджел не любил, когда Джувия плакала. С тех пор, когда они, связанные до этого узами жестокости Фантома, сменили свою гильдию так же, как змеи сбрасывают старую свою кожу, что-то незаметно поменялось в них. Джувия перестала олицетворять дождь, который много лет до этого являлся ее верным спутником; Гаджел освободил себя от той жесткости и ненависти, которая подпитывала его доселе. Они стали такими же правовыми обладателями титула и эмблемы гильдии Хвост Феи.
И только наедине, что было редким, они могли почувствовать всю ту общую боль, безразличную безмятежность и некоторую тоску по прежним временам. По временам, когда у каждого из них еще не было тех слабостей, которые душили их сейчас. Быть добрее не значит быть слабее, но теперь твоих слабостей становится чуточку больше.
В этот раз дождь шел не потому, что Джувия прошлась по этому району. А, может быть, все дело в ее слезах. Слезы здесь – мокрые щеки, потекшая тушь под глазами, всхлипы и вздрагивания. Точно так же плачет небо, потемневшее и содрогающееся.
Гаджел не мог отпустить или прогнать Джувию. Она приходила такая, настоящая, живая и прежняя – в полном безразличии – а потом плакала, рассказывала и плакала. Съедала слова, фразы, даже целые предложения, грудь постоянно тряслась от ее частых всхлипов и дрожащий голос, еще сильнее коверкающий слова. Гаджелу оставалось сидеть и слушать, или хотя бы делать вид. Ностальгия, которая вне зависимости от его собственного желания окутывала его, плотно сжимая свои тиски у его широкой груди.
- Ты не понимаешь! – обвиняющее прошептала Джувия. В ее голосе было столько тоски, столько боли, столько чувств! - что этот заряд проникал даже через железную броню хмурости.
Гаджел прищурился сильнее, потому что терпеть сил не было.
Он помнил Джувию независимой, гордой, изящной. Отчасти безразличной. А теперь она, как ожившая кукла, словно начала познавать мир во всех его красках – здесь цвет мутного отчаянья, здесь цвет яркого счастья, цвет пылкой ревности и гнева, лазурный цвет желания защитить.
Гаджел ухмыльнулся. Так странно. Маг льда, этот отмороженный и такой же холодный, как кусок отколотого айсберга, раньше напоминающий взгляд его подруги, смог разжечь в ее же душе огонь. Она сгорала изнутри, от эмоций, чувств, которые переполняли ее каждый день. Казалось, что все те чувства, которые она не допускала к себе, выливались в нее сейчас, как дополнительное преувеличение.
Потому что это не было просто огнем. Это был пожар, адское пламя, и Джувия згоралась, кипела, испарялась, исчезала белым облаком дыма.
Она стала такой забавной и по-детски глупой. Но живой. Живой рядом с магом льда.
А потом она возвращалась к привычному состоянию безмятежного равнодушия.
И Гаджлу нравилось, что он был еще одним человеком, который вызывал у нее какие-то чувства. Не то отсутствие эмоций, не то равнодушие, которое кололо сильнее лезвия собственного ножа, которое проходило по внутренним органом разрядом точнее молнии Лаксаса, которое жгло душу изнутри ярче пламени Нацу.
В душе Гаджела тоже было пекло, только вот, он привык и свыкся. Адаптировался. И надеялся, что когда-нибудь Джувия тоже свыкнется со своим пожаром внутри. Если выживет.
Но Гаджел был даже немного рад. Потому что каждый раз Джувия приходила именно к нему, Редфоксу.
Потому что было доверие. Ниточка, объединяющая две заблудшие души. Их прочная связь, которую не порушить даже этому магу льда. Джувия доверяет своему старому боевому товарищу и соратнику. Тогда, сейчас, всегда.
- Ну же, не плачь, - голос звучит так резко и хрипло, но казался слишком близким и родным. Привычным. Гаджел провел рукой по волосам: – Тебе просто нужно его забыть.
На этих словах девушку словно ударило током, так неожиданно и резко. Она перестала плакать, двигаться и, казалось, дышать тоже. Глаза распахнулись в удивлении, мутные от слез и чувств внутри. За окном шумел дождь, одаряя барабанную дробь по стеклам, крышам.
Джувия мягко взяла руку Гаджела в свои. Поднесла его большую ладонь к своей щеке. Закрыла глаза, лицо стало умиротвореннее. Гаджел чувствовал ладонями ее влажную от слез кожу.
Так тепло, тихо и спокойно.
Удивления не было, когда Джувия начала медленно и неуверенно целовать ладонь. Трепет, с которым она это делала и несущественно лишняя осторожность в каждом движении – и Гаджел становился внимательнее. Он мог бы превратиться даже в камень – не шевелясь, не дыша – только бы не спугнуть Локсар.
А девушка все еще была похожа на ребенка. Открыв глаза, она изучала линии на ладони Гаджела, проводила по ним указательным пальцем. А когда подняла глаза наверх, наконец-то, драгонослеер понял, что трепет живет и в нем. Он зажегся в том адском пламени и подпитывает его.
Нельзя сказать, что все было как в тумане, или кто-то из них потерял контроль над собой. Оба чувствовали себя паршиво, задыхались и страдали. Каждый о своем. Но доверие – та ниточка, которая их объединяла, могла стирать даже дружеские границы в обоих полушариях мозга. Так, чтобы не осталось даже следа. Изящно, точно, тонко проделанная работа.
Им нужно было это тепло. Им нужно было излить немного той закипающей страсти внутри, и поделиться своим грузом с другим. Так ведь легче, свободнее, лучше.
Одежду они снимали не быстро. Под такт танцующего дождя и завывающего за окном ветра.
Первым делом, когда Джувия оказалась голой, она прижалась всем телом к Гаджелу. Крепко закрыла глаза и считала про себя, считала, отсчитывала. Секунды, минуты. Гаджел понимал, что ей это было нужно. И смиренно ждал, когда Локсар снова станет только его. На несколько минут или часов, на день – два или даже неделю. Может, даже на месяц – но в итоге она все равно уйдет. И эта их минутная слабость, которая поможет сделать их сильнее, как разрядка. Передышка от боли и неведенья, от огня внутри и дыма, прожигающего слизистую рта.
Джувия отстранилась, с легкой усталостью, которая немного отягощала ее движения. Все еще заплаканные и красные глаза, не стабилизированное после истерики дыхание и мелкая дрожь. Гаджел ласково и нежно – насколько мог и насколько это позволяли его руки и самообладание – гладил девушку по спине, бедрам, по голове. Когда она успокоилась, он начал трепетно ее целовать. Локсар снова закрыла глаза, водя ладонями по спине и плечам мужчины.
И когда они вдоволь насытились той примитивной лаской и псевдонежностью, тело уже желало окончания прелюдии. Не сдвигаясь с места, Гаджел помог Джувии приподняться, чтобы устроиться удобнее. Некоторое время, двигаясь, они еще молчали, изредка выдыхая вместе с воздухом стоны. Тихие, сдержанные, жалкие.
Когда все кончилось, они лежали на полу, смотря в потолок. Каждый со своими мыслями.
- Спасибо, Гаджел-кун, - спустя несколько минут, сказала Джувия.
- Ага, - хмыкнул он. – Ты несколько раз назвала меня Грей-сама.
Джувия поднялась, пожала плечами. Оделась, привела волосы в порядок, вытерла тушь с лица.
- На улице дождь, - констатировала она. Почти скучно и безразлично, смотря куда-то перед собой.
- Как и в прошлый раз сделаем, что ничего не произошло, верно? – Гаджел все еще смотрел в потолок.
- Джувии неприятно будет обманывать новых товарищей. В Фантоме многие догадывались. В Фейри Теил другие люди… - опустив голову, тихо сказала Локсар. – Не нужно было нам ворошить прошлое. Надо было оставить это в тех, прошлых временах.
Гаджел поднялся, но не спешил подходить к Локсар. Казалось, что держись они на большем расстоянии друг от друга, все забудется и отпустится скорее.
- Ты ведь не смогла забыть Грея даже сейчас, верно? Вот и я не могу забыть тебя.
Редфокс повернул голову в сторону девушки. Она стояла к нему спиной, опустив голову. Не разворачиваясь, девушка подошла к двери.
- Прости меня, Гаджил-кун. Увидимся завтра в гильдии.

@темы: Fairy Tail, Fanfiction, R, angst, drabble, het

   

Morada de inspiración

главная